Зена

Рождение первого помета чернышки подарило нам это удивительное создание. Меня восхищает характер этого щенка. Его пластичность, контактность, многогранность. Легкость, с которой это чудо находит контакт с окружающим его миром, людьми, собаками просто поражает.
У Зены начала проявляться своя индивидуальность достаточно в юном возрасте. Когда она пила воду, то обязательно ставила в миску свою лапу. Это продолжалось до тех пор, пока позволяли размеры миски умещать одновременно морду и лапу. Если ее застукивали за каким-то запретным занятием, то она тут же быстро разворачивалась, уходила искать себе новое приключение, при этом, совершенно не возмущаясь, не проявляя ни малейшей агрессии.
Бесконфликтность ее характера позволила ей легко войти в нашу собачью стаю, состоящую из пятилетнего ротвейлера, трехлетнего кокера, и своей двухлетней мамы. Надо заметить, что характеры наших собак разительно отличаются друг от друга. Ротвейлеру присуща интеллигентность и отличные охранные качества, кокер серьезен, крут на расправу, строит всех собак в доме, чернышка отличается мягким, нежным, но в то же время решительным характером. Щенок нашел подход к каждой из собак. Все они стали принимать живое участие в его воспитании. Ротвейлер стал преподавать Зене «курс молодого бойца», очень мягко, но настойчиво начал учить ее драться, поочередно беря ее то за лапу, то за шею, вызывая при этом бурный протест у щенка и ответную реакцию. Эти уроки не пропали даром, немного подрастя, воспитанница начала применять полученные знания на практике. Учитывая ее увеличившиеся размеры, взрослым собакам уже приходится попыхтеть, прежде чем они отобьются от молодой, крупной, назойливой забияки. Чернышка играет с дочерью очень нежно и аккуратно, часто ее лижет. В результате щенок сам научился ухаживать за другими собаками. Даже пару раз, когда они были приблизительно равного размера, наш важный кокер снизошел до общения и поиграл с Зеной, что крайне удивительно и нехарактерно для него. От него же она научилась охранять свои игрушки.
Зеночка очень любопытна. После первой стрижки, которую она перенесла очень спокойно, даже не делая попытки удрать, она подошла и стала наблюдать, как стригут следующую собаку. Ей обязательно надо быть в курсе всего, что происходит в доме, вокруг нее на улице.
Свою первую взбучку она получила от кокерши, когда невзначай сунула свою морду в ее миску. После этого урока щенок несколько дней вообще не подходил к ее миске ближе, чем на метр. Постепенно неприятные воспоминания исчезли из памяти, и Зена научилась удачно пользоваться моментом, когда хозяйки миски не было рядом.
По мере своего взросления юная чернышка продолжала преподносить нам все новые сюрпризы. Один из них — ее сообразительность.
Однажды перед щенком встала следующая проблема. Ей захотелось пить. Но вода в миске кончилась. Что делать? Другие наши собаки лежат и ждут, когда им нальют. Но не Зена. Она вошла в открытую ванную комнату, где в это время текла вода и положила лапу на бортик ванной. Муж удивился и пошел на кухню. Собака весело побежала впереди него и села рядом с пустой миской. Супруг не поверил своим глазам и решил проследить дальнейшее поведение животного. Так и не дождавшись воды, она вернулась в ванную и опять положила лапу на бортик, при этом поочередно переводя взгляд с крана на мужа. Естественно, награда последовала следом.
В свои четыре месяца ей тяжело было справлять свои естественные надобности наравне с взрослыми собаками. И Зенуля научилась проситься в туалет на улицу. Она ходила за мной по пятам. Как только я обращала на нее внимание, тут же садилась рядом, при этом обязательно заваливаясь на бок. Всем своим видом, показывала, что терпит просто из последних сил. Если я выходила в коридор, она подходила к входной двери, садилась около нее, приглашая погулять, при этом, не сводила с меня внимательного взгляда. Ну, как тут было устоять перед такой просьбой!
В Дане – маме Зены периодически просыпаются материнские чувства к своему подросшему детенышу. Она лижет дочери то бочок, то животик или ушко. Однажды подобной заботой она так сильно взбудоражила детские чувства Зены, то та энергично начала искать соски у матери. Но Дана выразила бурный протест на подобные действия, что неудивительно, полный зубной боекомплект щенка представляет реальную опасность для нежных молочных желез.
Зеночка растет, продолжает познавать этот мир и делать в нем свои открытия. Поэтому продолжение следует… Желание завести собаку росло во мне постепенно. Окончательное решение было принято с мыслью, что моя дочь будущая первоклассница, будет находиться какое-то время без присмотра взрослых, и это при неблагоприятной криминальной обстановке и с неблагополучными семьями даже в нашем подъезде.
Вопрос о породе был решен практически сразу. Ротвейлер давно покорил меня своей уверенностью в себе, спокойным, уравновешенным характером. Простой уход за шерстью окончательно склонил чашу весов в его пользу.
В клубе предложили: годовалую суку или месячных щенков.
Решили сначала взглянуть на взрослую собаку, и всей семьей поехали на смотрины. Животное оказалось некрупным, жутко невоспитанным, но очень симпатичным. И мы рискнули.
Первые владельцы, как оказалось позднее, были полными профанами в собаках, что имело пагубные последствия, которые в полной мере отразились на несчастном животном. Ротвейлера назвали Чапой, и все обучение свелось к беготне с детьми по горкам и игре с мячом. По мере взросления собаки отсутствие воспитания сказывалось все сильнее. Животное стало проявлять агрессию, его стали бить, и в конечном итоге Чапа оказалась на пороге дома своего заводчика. Ему без лишних объяснений всучили практически взрослую собаку и документы, не требуя ничего взамен. Попытки заводчика восполнить пробелы в воспитании не привели к успеху. Чапа продолжала проявлять злобу и неуравновешенность натуры, и в результате она оказалась в собачьем питомнике при тюрьме. Там положение усугубило дальнейшее развитие злобы, ее стали травить. И в этот момент наши жизненные пути пересеклись.
Новая жизнь
Жизнь Чапы в новой семье началась со смены клички. Я предложила собаке несколько вариантов, и она отреагировала на Шерри. Да и на наш взгляд Шерри звучит красиво и благородно.
Утро следующего дня принесло неожиданный сюрприз. Семья мирно завтракала на кухне, куда запахи и любопытство привели и собаку. Недолго думая, Шерри бросилась на ножку кухонного стола и начала яростно ее грызть, громко и удовлетворенно рыча. Мы находились в состоянии минутного шока. Супругу пришлось провести «душевную беседу» с животным и доказывать, что подобное поведение является недопустимым. Результат положительный — это больше не повторилось, но боюсь, ту картину время не сотрет из моей памяти.
Имея определенные навыки в дрессировке, я научила собаку в домашних условиях элементарным командам. Но нельзя останавливаться на достигнутом результате, воспитание только началось. Нам повезло. Случайно встретившиеся на прогулке собаководы дали нам заветный телефон инструктора.
Площадка.
И тут такое началось. Расшатанная психика, нервозность, несоциализованность проявили себя во всей красе. Агрессия на всех и на все. Но мы не сдавались и упорно продолжали заниматься в любое время, в любом месте. Собака съедала практически дневную порцию корма на занятиях. И в течение всего периода нахождения Шерри в нашей семье на нее, не прекращаясь ни на минуту, лился поток ласки и любви.
В одно прекрасное мгновение мы поняли, что лед в сердце зверя стал таять. Сначала заметили еле заметное шевеление ее куцего хвостика. Она начала радоваться приходу хозяев. Дальше – больше. Ротвейлер уже начал нуждаться в ласке. Он подходил, ждал, клал морду на колени. Стало более заметно изменение в поведении и на дрессировочной площадке. Более спокойное отношение к сородичам позволило нам заниматься уже в группе, появились первые успехи. С нас стали брать пример при выполнении команд.
Прошло 2 месяца и вот результат. Упорный труд и огромная любовь в корне изменили характер собаки, ее социальное поведение. Инструктор, мало веривший в успех, был искренне удивлен подобными переменами. Мы успешно сдали общий курс дрессировки. Шерри уже показывала высокий уровень подготовки, что она и доказала на официальных соревнованиях по дрессировке, набрав 87 баллов из 100 при очень строгом судействе.
Любовь ротвейлера.
Ее теплые чувства к нам росли и крепли. И вот однажды они превратились в огромную и всепрощающую любовь. Шерри поняла, что никто и никогда ее не обидит и не предаст. Это ее ДОМ.
Как грустно Шерри ждать хозяйку с работы. Но выход найден, ведь остаются тапочки с любимым запахом, и почему бы ни притащить их на свое место и не положить на них морду. Закрыть глаза и представить, что хозяйка рядом. А какое счастье, когда она дома. Ротвейлер буквально ходит за ней по пятам, внимательно наблюдает за ней, и когда та обратит на нее внимание, тут же подходит, лижет руки, старается дотянуться языком до лица. Шерри ненавязчива, если хозяйке некогда, она ляжет в укромное местечко и будет лишь глазами следовать за ней. На прогулке собака решительно взяла защиту своих любимых хозяев под свое начало, посчитав это своей священной обязанностью. Где бы мы ни находились, бдительное око ротвейлера всегда на страже.
На прогулке ничто и никто не ускользает от ее цепкого и недоверчивого взгляда. Подозрительный объект постоянно находится в поле зрения до тех пор, пока не исчезнет за горизонтом. Горе велосипедистам, тем паче лыжникам, махающими своими длинными палками, проезжающим мимо хозяйки. Тут же встает вопрос о безопасности любимого человека. Начинаются решительные действия. Задача – напугать, залаять, укусить. Главное – прогнать. И почему хозяйка ругается и не разрешает это сделать, непонятно. Ведь так хорошо гулять вдвоем, наслаждаясь прогулкой, когда никто не мельтешит перед глазами и не представляет угрозы. Надо отдать должное Шерри, она старается обуздать свои кровожадные инстинкты, если чужаки ведут себя тихо и не мешают прогулке.
Горе им, когда они будут громко разговаривать, бегать, кричать, махать руками рядом с нами. Я уверена, что расплата за такое поведение не замедлит себя ждать в виде разъяренного животного. Поэтому при виде подобных компаний Шерри тут же подзывается и берется на поводок.
Огромным испытанием для собаки стало первое занятие по защитно-караульной службе, когда на хозяйку напал здоровый, страшный дядька и стал ее обижать. От ротвейлера пошла такая огромная волна злобы и ненависти, Шерри была готова убить. Она превратилась в зверя. Она махом преодолела расстояние, отделяющее ее от обидчика, громко рыча, прыгнула и всей пастью вцепилась в него. С огромным трудом нам удалось оттащить ее. Ротвейлер продолжал считать, что понесенное наказание за подобное преступление было недостаточным, надо продолжать его кусать, рвать, грызть. При возвращении домой Шерри то и дело оглядывалась на хозяйку, она была очень довольна и горда собой. Выражение морды нам говорило: «Вот видишь, какая я молодец. Как храбро я тебя спасла».
Следующий наш шаг в обучении – охрана квартиры от посторонних. В квартиру вошел чужой. Я никогда в своей жизни на до, ни после этого, не видела, чтобы мой ротвейлер так испугался. С огромной скоростью она исчезла на кухне, сшибая мебель на своем пути. Затем робко выглядывала, лаяла. Но я осталась стоять у входной двери, делая вид, что прогоняю чужака. Шерри, боясь за мою безопасность, постепенно преодолела свой страх и пришла ко мне на помощь. Немного погодя азарт и вера в себя взяли вверх. С огромным удовольствием она начала бросаться на хулигана, кусать, прогонять его. Наконец тот не вернулся, и она вышла победителем в схватке. Ротвейлеру понравилось быть защитником нашего дома. Теперь, хорошо зная характер своей собаки, я не завидую тому, кто рискнет посягнуть на наше имущество.
Однажды мы всей семьей уезжали на выходные и не могли взять Шерри с собой. Было принято решение оставить собаку у родителей. Когда за нами закрылась дверь, она села около нее и принялась тихонько скулить. В ход пошли уговоры, лакомые кусочки, но ничто не могло заставить Шерочку отойти от нее. Она плакала, из глаз текли слезы. Нам позвонили, мы тут же вернулись и забрали собаку с собой. Это стало для нас уроком.
Теперь, уезжая надолго, мы знаем, что дома нас ждут огромная любовь и безграничная преданность нашего черного друга. И никакие обстоятельства не заставят нас расстаться с ним. У меня есть сильные подозрения, что подобный удар собака просто не переживет. Шерри заняла свое особое место в моем сердце. Другие собаки были и будут в моей жизни, но никто из них не сможет значить для меня больше. Она не является идеалом своей породы, не звезда выставок, но, сколько бы мне денег за нее не предложили, я откажусь. Эта собака не продается.